Герб Андалальского вольного общества на котором звездами обозначены три главенствующих обществ Ругуджа, Чох, Согратль

 

 

В истории села Ругуджа есть незабываемые страницы.  XVIII в. Жители многих селений объединились в «Андалальский вольный союз» - для своего времени образец демократии, взаимопомощи и справедливости. В XVII - начале XIX вв. Ругуджа являлся одним из центров Союза общин Андалал (авар. ГIандалал). Из ругуджинцев избирался глава Союза (раис, бол бетIер). В конце XVII - пер. пол. XVIII в. в с. функционировало крупное медресе, где обучались выходцы со всего Дагестана, а также Поволжья и Центрального Кавказа. В 1741 г. стал одним из центров сбора аварского ополчения для отражения персидской агрессии. 
       Как пишет Али Каяев, (мусульманский просветитель и реформатор Дагестана (I половина XX века)) в переводе Ильяса Каяева,
Изначально Андалальское общество образовалось около восьмисот лет назад. Центром общества было селение Согратль. Предводителями общества были Султановы из селения Ругуджа, кадиями — кадии из селения Согратль, мангуши из селения Чох. Собрания представителей общества ежегодно проходили на поляне "Анада" (Администрация МО "сельсовет Ругуджинский")  откуда и произошло название Андалял ( авар. ГIанада - ГIанадалал)

Андалал, как самоуправляемая гражданская община, по своей сути основывался на союзе вольных граждан, объединенных в джамааты (общества), напоминавшие демократические древнегреческие полисы. Джамаат состоял из тухумов (родов), совместно проживавших на территории одного населенного пункта, обладавших частной земельной собственностью всех ее полноправных членов – граждан. Вместе с этим все граждане обладали правом пользования общинной собственностью – пастбищами, лугами, лесом и т.д. Каждый джамаат обладал собственными законами.
Кодекс (свод законов) Андалальского вольного общества, состоящий из 69 пунктов, в предисловии к нему объявлялся всеобщим для союза, но один из пунктов гласил: «Каждое селение будет руководствоваться своими адатами». Адаты (законы) охватывали практически все стороны социально-политической организации общин и их союзов, за исключением тех положений, которые регулировались шариатом, и в случае спорности вопроса, он однозначно решался по шариату. Каждый член общины обладал четко выраженными правами и обязанностями, наиболее важная из которых – соблюдение всех норм шариата и адата. 
Однако, правами граждан обладали не все, проживающие в общине, например наемные работники, беглецы, гостившие. Джамаат придавал большое значение сохранению своих прав вольного общества, в том числе и территориальной целостности – защита территории в случае военного нападения, защиты гражданина Андалала, вне территории, возвращение угнанных общественных стад или собственности андалальца, являлась прямой обязанностью всех ее членов: «С того, кто не примет участия в тревоге, взыскивается штраф в размере быка», - гласил один из первых пунктов Свода законов Андалальского общества. Все вопросы, будь то семейно-брачные, кровные, отходили на второй план перед интересами джамаата, если касались нескольких важных пунктов: защита территории, обеспечение политической свободы общества, равноправия всех джамаатов и граждан. Один из законов гласит: «Если кто из наших больших селений учинит насилие над нашим малым селением, то все остальные селения нашего общества придут на помощь малому селению». 
 В состав Андалала входили джамааты селений: Ругуджа, Согратль, Шангода, Обох, Мегеб,  Чох, Кудали, Кегер, Силта, Салта, Шулани, Унтиб, Хиндах, Хоточ и несколько непостоянных селений.
Управление в нем было таким же, как и в сельских общинах, но здесь более видную роль играл Кади (президент) – должность выборная. В более поздних периодах  кадия избирали общим собранием представителей сел Андалала в урочище «Руккладух» (близ Чоха).
 Как самостоятельное политическое образование, Андалальский союз придавал огромное значение сохранению своего суверенитета. Свой свод законов он начинал с постановления, касавшегося военной охраны земель: "Если одно из андалальских селений не примет участия в тревоге, то с жителей его взыскивается штраф 100 баранов", - никто не имел права уклоняться от воинской обязанности.
Для обсуждения вопросов, касавшихся всех джамаатов, ежегодно на одном из традиционных мест "ГIанада-майдан"( близ Ругуджа) или в урочище "Руккладух" (близ Чоха), созывался общесоюзный съезд Андалала. На съезд прибывали полномочные представители власти сельских обществ, входящих в союз: члены Совета старейшин, дибиры, так же главы наиболее почетных и авторитетных тухумов. Голосование, как и на сельском сходе, проводилось расхождением присутствующих в противоположные стороны. И, если исход голосов на сельском сходе зависел от позиции влиятельных членов джамаата, то на общесоюзном сходе главенствующую роль играли крупные и сильные общества —Ругуджи,  Согратля, Чоха. 

Основными видами деятельности населения Андалала были овцеводство, торговля, ремесленное производство. Хотя в джамаате главное богатство представляла земля, ее экономическую мощь создавали торговля и развитое овцеводство, которые в силу различных исторических условий, с конца XVIII в. начинают приобретать в экономической и политической жизни общины ведущее значение. Джамаат, как общественный организм, представлял собой коллективный союз общинников, спаянный социо - нормативными установками, выработанных веками и упроченный отношениями единого хозяйственного механизма. В частности — развитого овцеводства, которое базировалось на отгонной системе. Ее суть заключалась в перегоне овец весной в горы, на альпийские пастбища, а осенью на зимние пастбища — шамхальские земли. Эта система была сопряжена с определенными трудностями: надо было арендовать зимние пастбища, нанимать большое количество работников и т.д. Все это требовало средств и коллективного труда. С этой целью и происходило объединение.
После вхождения Дагестана в состав Российской империи, нарушились торговые пути, проходившие через Андалал, а новое административное деление предполагало удобство управления и контроля за горными территориями со стороны имперских властей, в связи с чем управление было перенесено в крепость Гуниб, расположенной на горе Гуниб.


Свод решений, обязательных для жителей Андалальского округа
Во имя Аллаха милостивого, милосердного
Здесь приводятся обеты и соглашения, состоявшиеся между жителями всех селений Андалальского округа, договорившихся между собой с помощью Аллаха на единство и справедливость: 
•  С того, кто не примет участия в тревоге, взыскивается штраф в размере одного быка. 
•  Если одно из андалальских селений не примет участия в тревоге, то с жителей его взыскивается штраф 100 баранов. 
•  Если житель одного из андалальских селений убьет во время тревоги предводителя противника, то тому, кто убил, Андалальское общество ежегодно отдает 10 баранов и 100 мерок зерна. 
•  Если противник ранит андалальца, то стоимость раны причитается с противников, а если убьет, то и дият за убитого взыщется с них. 
•  Если противник убьет нашего человека, то наследникам убитого общество отдает 60 мерок зерна. 
•  Если во время тревоги один из наших убьет не противника, а другого, то штраф — 1 бык, саван и др. — полагается с нас. Если же убийство будет прощено, то полагается еще 3 тумана. 
•  Если наш человек убьет вора или того, кто его охранял во время кражи, то мы должны платить дият только в том случае, если дело кончается перемирием. 
•  Если во время тревоги окажется кто-нибудь из числа других людей убитым, независимо от того — наш ли человек его убил или убил не наш человек, то с убийцы взыскивается в пользу наследников убитого 100 баранов. 
•  Если кто пойдет к старейшинам с клеветническим доносом на кого-нибудь, то с него взыскивается 100 баранов. 
•  Если кто из одного селения в другое селение будет ходить с клеветническим доносом, то с него взыскивается 1 бык. 
•  Если один из наших убьет одного из противников и наследники убитого попросят у кого-нибудь из наших или у одного из наших селений отдать им что-нибудь, то с жителей селения, которые отдали просимое, взыскиваются 3 быка, а с отдельного человека, отдавшего просимое,— 1 бык. 
•  Если один человек из наших продаст одному человеку из чужих пахотные земли или дом, то с него взыскивается 300 баранов и проданное переходит в собственность нашего общества. 
•  Если кто-нибудь из наших возьмет лошадь или оружие с условием служить эмиру , то, что он взял, становится нашим, под каким бы предлогом он его ни приобрел — по просьбе или другим путем. 
•  Если кто из нас к эмирам пойдет без дела и особой нужды и пробудет у них 3 дня, то с него взыскивается 100 баранов. 
•  Если кто из нас даст в пользу эмира выгодные ему свидетельские показания, то с него взыскать 100 баранов. 
•  Если кто-нибудь силой возьмет у нашего человека барана или его стоимость и владелец отнятого сообщит об этом обществу, то люди нашего общества этого человека не будут признавать, не примут как гостя, не дадут ему ни жилья, ни питания, а с того, кто даст ему питание или долг,— взыскать одного быка. 
•  Если между нашим человеком и эмиром возникает спор, то этот спор будет рассмотрен в нашем обществе, и без нашего разрешения ни¬кто в другое общество для решения спора не пойдет, а если кто пойдет, то с него взыскивается один бык. 
•  Если нашему человеку должен кто-нибудь из наших селений, то он должен идти в селение должника и попросить должника вернуть долг; если же тот откажет, то сельские старейшины должны между ними установить условия и взять долг, а если должник и от условий откажется, то с жителей, где проживает этот должник, взыскать одного быка. 
•  Если наш человек у нашего же человека возьмет ишкиль, то с того, кто взял, взыскивается один медный котел. 
•  Если тот, кому должен кто-нибудь, пойдет просить односельчан должника, чтобы они поставили условие перед ним об уплате долга, и если они от этого откажутся, то с жителей этого селения взыскать одного быка. 
•  Если кто ударит исполнителя рукой или чем-нибудь другим, то с того, кто ударил, взыскать одного быка. Если же удар был нанесен с со¬гласия всех жителей селения, то с них взыскать 300 баранов. 
•  Если один в порядке ишкиля возьмет в округе что-нибудь, поставив в известность округ о причине ишкиля, и округ пошлет своего представителя, то этот путь всё же считается путем ишкиля, и с того, кто взял ишкиль, взыскивается 1 медный котел, а если он взял ишкиль, не соблюдая порядка, то с него взыскивается 1 бык, так как подобный захват считается насильственным; 
•  Если же берется ишкиль с гостя и тот, у кого он остановился, находится вместе с ним на своей территории, то с того, кто берет ишкиль, взыскивается 1 бык. 
•  Если гость и тот, у кого он остановился, находятся вне пределов своей территории и гость откажется от дачи ишкиля, то с него взыски¬вается - 1 бык. 
•  Если возникнет спор между жителями разных селений нашего округа, то истец должен пойти в селение ответчика по вынесении решения кадием округа об удовлетворении иска, и оно будет приведено в исполнение в соответствии с условиями. 
•  Если из наших один другого убьет, то с убийцы взыскиваются 4 быка: 2—в пользу исполнителя, а 2—в пользу наследников убитого; из селения убийца не изгоняется, если убийство совершено нечаянно или после того, как убитый обнажил оружие. 
•  Если вместо убийцы ошибочно будет убит другой, с виновного взыскивается 100 баранов и он изгоняется из селения. 
•  За случайное убийство взыскиваются 2 быка: один — в пользу исполнителя, а другой — в пользу наследников убитого; в этом случае кровь пропадает даром, также не взыскивается штраф. 
•  Штраф за убийство берется в тот же день; об этом сообщается властям Андалальского союза сельских обществ. 
•  Если кто из исполнителей, услышав вызов, не явится к властям округа, то с него взыскивается 1 бык. 
•  Если убийца по установлении, что он кровник, останется дома, то с него ежедневно взыскивается 1 бык. 
•  Кто признается в убийстве, тот считается кровником, если он уздень и не является пришельцем. 
•  Если будет разрушен или подожжен дом или уничтожен скот кровника, признанного виновным в убийстве человека или в прелюбодеянии с женой другого, то с каждого, кто принимал в этом участие, взыскивается 1 бык. Если жители его селения произведут это взыскание, то быки останутся им. Если же они не взыщут, или взыскать не хватит силы, то штраф останется в пользу округа. С виновных в разрушении или поджоге дома и уничтожении скота взыскивается также стоимость причиненного ущерба. 
•  Если признанный кровником за прелюбодеяние с женой другого или за что-нибудь другое будет убит с согласия жителей селения или округа, то за него дият не полагается. 
•  Если же будет убит кровник, высланный за пределы общества, то за него дият будут платить жители всего селения. 
•  Если произойдет драка и убийство между жителем нашего селения и жителем не нашего селения и наше селение подвергнется насилию, то мы его без помощи не оставим. Если подвергнется насилию не наше селение, то мы и его избавим от насилия и окажем и ему помощь. 
•  Если одно селение нашего округа, порвав с нами союз, отделится от нас, не имея с нами связи, то с этого селения будет взыскано 300 баранов. 
•  Если кто попросит выдать за него замуж женщину и ее родственники ответили согласием, ели пищу в его доме, то они не изменят слово, в этом вопросе. 
•  Если же ее родственник по отцу или опекун данное слово изменит, откажет выдать ее замуж за него, то с опекуна взыскивается 1 бык. 
•  Кто возьмет взятку, с него взыскивается 1 бык. Если возникает подозрение в получении взятки и взявший не признается, то с ним вместе должны дать очистительную присягу 6 человек. 
•  Мы решили руководствоваться порядком взятия ишкиля, установленным адатами других округов. Если они возьмут ишкиль у своих ворот, то мы возьмем у своих ворот. Если они возьмут за пределами их земель, то мы то же самое сделаем. 
•  Если родственники захотят своего родственника убить за его плохое поведение и это плохое поведение известно жителям селения, то за это убийство штраф не взыскивается, а если не будет известно, за какое поведение убит, то штрафа не миновать. 
•  Если окажется, что кто-нибудь продал мусульманина или мусульманку из нашего округа или другого округа, то с него взыскивается 100 баранов. 
•  Если кто-либо из наших подожжет ниву, дом или имущество другого нашего, то с него взыскивается 100 баранов. 
•  Если в обществе будут приводить к присяге за лошадь или за ее стоимость, то количество соприсягателей устанавливается 12 человек, за быка или за его стоимость — 6 человек, за корову — 3 человека, за овцу—2 человека. 
•  Далее мы согласились во время выезда в дорогу людей из нашего округа останавливаться вместе и помочь друг другу, если наши будут подвергаться чужому насилию. 
•  С того, кто не остановится вместе или, остановившись, не окажет помощь, взыскать одного быка в пользу общества. 
•  Если кто возьмет ишкиль у кадия округа, у старшины, или мангуша7, или его посланника, с того взыскивается 1 бык. 
•  Если кто по вызову на сход в назначенный день не придет, с него взыскивается 1 котел. 
•  Если жители одного селения не придут на собрание в назначенный день, с них взыскивается 1 бык. 
•  Если из двоих спорящих один потребует решить спор по шариату, а другой — по адату, их спор будет решаться только по шариату. 
•  Если ответчик потребует, чтоб истец подтвердил свой иск присягой, истец должен дать присягу. 
•  Если от нас убежит кто-нибудь к нашим врагам, с него взыскивается 100 баранов, дом его разрушают и не разрешают ему распоряжаться своим мульком. 
•  Кто пойдет к нашим врагам с клеветой на нас, с того взыскать 7 быков; если он будет убит во время этой клеветы, то штрафа не взыски¬вается. 
•  В наших селениях учащаются взаимные браки. Если одно из наших селений запретит оформить брак женщине с жителем другого нашего же селения, то с жителей запрещающего селения взыскивается штраф в 100 баранов. Если же окажется, что это селение взыскало этот штраф с того, кто женился на их женщине, то штраф отбирается. 
•  Если кто выдаст женщину, на которую он имеет право как опекун, замуж, когда женщина засватана за другого, с него взыскивается штраф в размере 7 быков. Этот штраф взыскивается и с того, кто на ней женился. 
•  Каждое селение будет руководствоваться своими адатами. 
•  Если крупное селение наше захватит себе наше маленькое селение, то с крупного селения взыскивается ежегодно по 100 баранов. 
•  Если крупное селение учинит насилие над маленьким селением, то все селения округа помогут ему избавиться от этого насилия. 
•  Не признается залог имущества, принадлежит ли оно одному липу или целому селению; если возьмет залог тот, в пользу которого оно заложено, то залог у него отбирается и взыскивается штраф — 1 бык. 
•  Если за каким-нибудь мужчиной убежит женщина, то он должен поселить ее в дом дибира селения; если же оставит женщину у себя или в доме другого человека, то с него за каждую ночь ее проживания взыскивается по одному быку. 
•  Аналогичный порядок следует соблюдать и в отношении похищенной женщины: кто женщину похитил, тот должен ее поселить в дом дибира, а если похититель оставит ее у себя дома или в доме другого, то с него за каждую прошедшую ночь взыскивается по одному быку. 
•  Если один из наших в период похода нашего войска убьет кого-нибудь из чужих, то наш округ отдает саван и быка, чтобы зарезать на поминках убитого; если дело кончается миром, то еще и 3 тумана. 
•  С женщины, которая убежит за мужчиной, взыскивается 1 бык. 
•  С того, кто похитит женщину, взыскивается 1 бык, а если кто-нибудь принимал участие в похищении женщины, то с него также взыски¬вается 1 бык. 
•  Иск об имуществе умершего при лишении наследников принят не будет. 
•  Если женщина забеременела от прелюбодеяния, то с нее взыскивается 1 бык, также взыскивается 1 бык с прелюбодея, от которого она стала беременной. 
•  Если наследник убитого убьет кровника, то его дият и все, что было израсходовано и испорчено, будет возвращено наследникам кровника. 
•  Кто убьет своего брата или сестру до их отделения от родителей, штрафа не платит; также не платит штрафа родитель, если убьет од¬ного из своих детей. 
•  Если было совершено убийство, и оно закончилось прощением, миром, то за тем, кто после этого былую вражду обновит путем ли убийства или ранения некровника, устанавливается два кровника и два дията, а за рану берется двукратная стоимость. 
•  Если кто предъявит иск своему кунаку о чем-нибудь известном, а затем произвольно увеличит размер иска, то увеличение иска не до¬пускается и присяга не принимается, все равно будет ли иск от имени раненого, убитого или от третьего. 
•  Убийца дважды кровником не становится, с него не полагается два дията независимо от того, как произойдет убийство — умышленно, случайно или по иным причинам, например из-за засады. Дважды кровником становится только тот, кто обновит вражду, убив человека или ранив не кровника, а его родственника, как об этом было сказано выше. 
•  Если кто, продав вещь, затем заявит, что проданное принадлежит его отцу или матери, а не ему самому, то заявление это не принимается.
________________________________________
Слово «округ» употребляется здесь в значении «вольное общество.
Дият (арабск.- диат) – плата за кровь, возмещение за убийство.
Ишкиль – адат, при котором налагается арест на имущество ответчика, до уплаты долга. 
Высшим наказанием в Андалале было изгнание из общества. При этом изгнанный лишался всех прав и поддержки округа за пределами общества.
 


Информационно-аналитическоe управление администрации муниципального образования "сельсовет Ругуджинский" Гунибского района Республики Дагестан